Хореографы

Великие хореографы мира ставили на Екатерину Максимову и ее супруга Владимира Васильева. Морис Бежар – величайший хореограф второй половины XX века. Бежар всегда нарушает все правила, соединяет несоединяемое, всегда предлагает такой вариант, который никому другому в голову не придет, с музыкой обращается весьма вольно — а получается нечто совершенно потрясающее!

Благодаря ему я танцевала в спектакле на музыку Берлиоза «Ромео и Юлия». Я безумно любила свою Юлию и очень жалею, что станцевала ее так мало!

Пьер Лакотт приехал в Москву, чтобы с ансамблем Московского классического балета под руководством Натальи Касаткиной и Владимира Василёва ставить балет «Натали, или Швейцарская молочница» , где на главную партию танцевала Екатерина Сергеевна.

Работать над спектаклем оказалось безумно интересно! Я с большим удовольствием танцевала Натали.

Ролан Пети пригласил Екатерину Максимову станцевать в его балете «Голубой ангел» —который он поставил по знаменитому в тридцатые годы одноименному фильму с Эмилем Яннингсом и Марлен Дитрих.
Екатерина Максимова постоянно опровергает сложившиеся стереотипы – за искрометной Китри следует ее удивительная, ни на кого из предшественниц не похожая Одетта-Одиллия («Лебединое озеро», 1968), а затем трагическая, истинно шекспировская юная Джульетта («Ромео и Джульетта», постановка Л.М. Лавровского, 1973). Если вспомнить все гастроли за рубежом Екатерины Максимовой — только перечень стран, где она побывала, займет, наверное, целую страницу. Каждая поездка за рубеж — это встреча с новыми людьми, знакомство с иными обычаями и культурой. На спектакли часто приходили президенты, их супруги, короли, королевы, принцессы: кто-то явно только «по протоколу», но встречались среди них и люди, искренне любящие наше искусство. Леди Диана серьезно интересовалась балетом, во время гастролей посещала не только спектакли, но и репетиции. На спектакли приходил и шведский король, и английская королева (потом Максимову и Васильева пригласили на ее день рождения). Все Кеннеди обязательно появлялись на спектаклях, наведывались и за кулисы.

Однажды в Италии, когда мы уже вышли на поклоны после концерта и в зале зажегся свет, я вдруг увидела в первом ряду партера Джульетту Мазину. Она громко хлопала, глаза блестели. В Италии же после «Спартака» за кулисами появилась Анна Маньяни. Меня охватило страшное волнение — Маньяни всегда казалась мне личностью огромного масштаба, фантастического дарования, она мне безумно нравилась! И когда Анна Маньяни подошла ко мне со слезами на глазах и поцеловала мне руку — я была потрясена до глубины души!

За границей Максимова исполняла ведущие роли в балетах Джона Кранко (Татьяна — «Онегин» на музыку П. И. Чайковского, Английский национальный балет, 1989); Леонида Мясина (Продавщица перчаток — «Парижское веселье», театр «Сан-Карло», Неаполь, Италия, 1988), Б. Менегатти (Ромола — «Нижинский», театр «Сан-Карло», 1989). Изысканным изяществом, точным чувством стиля отмечено ее воплощение хореографии Ф. Аштона (па-де-де из балета «Сильвия», 1979); Т. Шиллинга («Матч», 1973); Дж. Арпино («В кругу ангелов» — хореографическая композиция, преподнесенная балетмейстером в дар Екатерине Максимовой на ее юбилее, 1994); М. Кларк («Сады Вилландри», 1999).

Екатерина Максимова всегда оставалась очень скромным, даже неуверенным в себе человеком. Она – прославленная балерина, обладавшая высокой техникой, изысканным изяществом и тонким чувством стиля! Ее знали и любили в мире, о ней писали: “Великая балерина”…, “чудо природы”…, “олицетворение музыки”…, “радость в искусстве”…, “самая интеллигентная и самая деликатная балерина наших дней”…, “лучезарное дарование” и еще много, много превосходных эпитетов и сравнений! Она могла уехать за рубеж, как это сделали многие ее коллеги, но остались в России.

«Я могу сказать что ни одной минуты не жалею , что осталась в России. Хотя и трудно бывало, и очень трудно. Я совершенно не осуждала тех, кто уехал, у каждого своя дорога, свой выбор. Но мои заботы ,печали и радости, мое счастье и судьба –только здесь –это моя жизнь и менять ее не надо.»

Списку наград Екатерины Максимовой позавидует любая балерина, но она никогда не говорила об этом. Никогда не говорила о себе как о великой балерине, никогда не хвалила себя, а лишь благодарила своих близких, учителей и друзей. Скромная и сильная, она вошла в историю русского балета еще совсем юной, прожила долгую и трудную, но счастливую творческую жизнь, и имя ее останется там навсегда. Она не любила давать интервью, упорно отказывалась от участия в различных теле- и радиошоу. Она всегда была закрыта для ПИАРа – недоступна. Она — великая русская балерина Екатерина Максимова!