Главный партнер в жизни и на сцене

«С Володей Васильевым они вместе уже лет шестьдесят, ведь они знакомы еще с училища, – рассказывал близкий друг этой семьи артист Федор Чеханков. – Счастье для зрителей, что они встретились. Когда они выступали, то играли как глубочайшие, великие драматические артисты. Люди верили и жили чувствами их героев.»

Когда говорят «Катя и Володя» – сразу понятно, о ком идет речь. Более известной балетной пары в Советском Союзе и далеко за его пределами просто не было. В 1949 году Катя и Володя одновременно поступили в Московское хореографическое училище, оказавшись в одном классе, а в 1958 – его закончили, и с тех пор, в Большом театре появился «золотой дуэт», ставший легендой. С прихода в Большой Юрия Григоровича, все его спектакли вплоть до начала 70-х гг. ставились специально на них. Эти были их близкой дружбы и сотворчества с балетмейстером. Большинство из огромного множества спектаклей,  в которых танцевала Екатерина Сергеевна,  были созданы вместе с Владимиром Васильевым: он был главным партнером в жизни и на сцене. Повторить их дуэт на сцене до сих пор не удавалось никому. О каком бы спектакле ни шла речь – будь то «Жизель», «Ромео и Джульетта», «Щелкунчик», «Спящая красавица» или «Дон Кихот», раз увидев, зрители не могут забыть их исполнение.
И каждый спектакль они долго и упорно отрабатывали, внимательно относясь к каждой детали и каждому нюансу, находя новые движения и новые краски для своих ролей. Конечно, им помогали замечательные педагоги: Галина Уланова и Алексей Ермолаев. С ними они вместе подготовили многие классические партии. В «Дон Кихоте» они впервые опробовали все те «пиротехнические» трюки, которые и сегодня, подражая им, вставляют в свои вариации современные исполнители. Успех танцовщиков был настолько бесспорным, что их ни разу не посмела ошикать всесильная клака в Риме на их первом выступлении там.  Морис Бежар подарил им свое знаменитое па де де из «Ромео и Юлии». И зрители задыхались от восторга, когда видели этот любовный дуэт в их исполнении.

<iframe width=”420″ height=”315″ src=”//www.youtube.com/embed/JsXwTbxOy84″ frameborder=”0″ allowfullscreen></iframe>

Когда в 1961 году вышел на экраны фильм «СССР – с открытым сердцем», – - премьера его должна была состояться не в Москве, а в Париже на Елисейских Полях. Главными героями стали молодые танцовщики балета Большого театра ЕМаксимова и В.Васильев. Фильм строился на их взаимоотношениях в жизни и на сцене, на их любви, которая в реальности была еще более романтичной и сильной, чем на экране. За несколько дней до премьеры они расписались в московском ЗАГСе и  официально стали мужем и женой. А поездка в Париж – стала их свадебным подарком, их свадебным путешествием.

В 1964 г. Парижская Академия танца присудила им премию «Лучший дуэт мира». И хотя на родине Терпсихоры подобного исследования не проводилось, случись оно, Максимова и Васильев наверняка бы удостоились звания не просто «лучших». Они – уникальны, единственны, неповторимы. Поскольку неразлучны без малого век: полвека на сцене и столько же в жизни. И хотя сошлись они классически, по-пушкински: «волна и камень…»,  столь противоположные и  по характеру и по темпераменту, но, может быть,  еще и поэтому их союз оказался столь прочным. В основе их единого божественного таланта – один из трех главных божьих даров – Любовь во всех ее ипостасях.

На вопрос о любви Екатерина Сергеевна отвечала – «Этого никто не знает. Но про нас с Володей догадываюсь. Это доверие друг к другу. Вера друг в друга. Верность друг другу. На сцене у меня были и другие партнеры. Но надежнее Володиных рук я не знала. В жизни тоже.» «Я не могу сказать, что мы влюбились друг в друга с первого взгляда. Мы долго еще приглядывались друг к другу, познавали друг друга. Меня часто спрашивают: «А как Васильев за вами ухаживал?» Понимаете, времена-то были другие. Мы были счастливы просто прогуляться по улице, посидеть на лавочке. Самое большее — если голодные были, ходили в мхатовскую столовую, там можно было картошки купить и гречневой каши. И нам этого хватало. И в конце концов настал момент, когда мы поняли: все-таки я и он — это то, что надо каждому из нас.»

Их такие разные характеры: она – упорная, молчаливая, сомневающаяся, а он – уверенный, сильный, взрывной, стремительный, как огонь, часто приводили к бурным спорам и ссорам на репетициях. Те, кто видел, как они вылетали из зала с криками, а затем, как ни в чем не бывало, мирно шли вместе домой, – удивлялись, как это так у них получается.

«У нас, по-моему, очень разные характеры, диаметрально противоположные. Володя — очень легко загорающийся. Если ему что-то захотелось, это должно быть сделано сию минуту. Но он так же быстро отходит и забывает. А я — нет. Я более спокойная, чтобы на что-то решиться, мне сначала надо подумать. Если у нас происходят ссоры, Володя может на что-то очень быстро отреагировать, обидеться или как-то вспылить. У меня бывает наоборот — терплю, терплю, терплю, но если уж меня достать, то тут я могу быть очень резкой. И есть какие-то обиды, которые не могу простить. У меня бывали случаи в жизни, когда я расходилась с людьми буквально из-за одного сказанного слова.»« Конечно, мы — разные, и все-таки я все время повторяю — «мы». «Мы» — так говорю, так думаю, это уже, наверное, в подсознании. За многие годы научились понимать друг друга с полуслова, с полу-взгляда. Конечно, ведь мы вместе целую жизнь. О чем бы я ни рассказывала, ни вспоминала, все время звучит — Володя, Володя, Володя… У меня даже не получится говорить отдельно о нем и о себе. Он всегда рядом, в любом радостном, горьком, смешном или трагическом событии. Жизнь, танец, Володя…»

Их дуэт стал настолько совершенным, неразрывным и естественным, что везде – и за рубежом, и в России – они стали просто Катей и Володей. Такое ощущение, что каждому, кто видел когда-то их на сцене, они становились родными – близкими и очень доступными. Просто – Катя и Володя. Больше ничего не надо добавлять. Это действительно был особый, необыкновенный дуэт. Наверное, ни один дуэт в истории балетного мира не был таким органичным, и таким любимым зрителями.
Максимову и Васильева называли самой красивой и гармоничной парой мирового балета, им рукоплескали президенты и монархи, а не склонная к сантиментам королева Великобритании называла “гениями балета”.