Кино и Телевидение

Екатерина Максимова обладала не только великим искусством чистоты и изящества балетного исполнительства, но еще и блестящим артистизмом. Выдающийся дирижер Евгений Колобов называл ее “великой актрисой балетной сцены”.  Навереное, именно поэтому ее роли в кино так запомнились и полюбились зрителям. В 60-70 годы перед артистами и балетмейстерами стояла задача – донести искусство балета до максимально широкого круга зрителей. И здесь как нельзя кстати пришло время телевидения и кино. У Максимовой уже был опыт съемок в кинофильмах начала 60-х годов. Теперь ее творческие замыслы нашли свое воплощение на телевидении. «Ведь именно здесь я могу танцевать партии из спектаклей, которые не идут в нашем театре, или выступать в балетах, специально созданных для телевидения», – отзывалась об этой стороне своей работы сама танцовщица.

Первой работой Максимовой на телевидении стал фильм-балет на музыку Прокофьева «Трапеция» режиссера – хореографа Н.Рыженко., где балерина исполняет роль Девочки, выступающей в бродячем цирке. Телевидение дало артистке возможность проявить свой дар тонкого юмора, эксцентрики, гротеска, помогло раскрыть талант комедийной и драматической актрисы.

В фильме-балете «Галатея», поставленном Дмитрием Брянцевым в 1978 году по мотивам пьесы Бернарда Шоу и мюзикла Фредерика Лоу «Моя прекрасная леди», Екатерина Максимова сыграла главную роль – роль уличной цветочницы Элизы Дулиттл, которую буквально подобрал на улице преподаватель хореографии Хиггинс (в исполнении Мариса Лиепы) и старательно обучил основам хореографии, хорошим манерам. Максимовой удалось очень точно передать очаровательное сочетание грации и неуклюжести Элизы.

«Это были трагические съемки! Помню, как же я на “Галатее” рыдала! А ссорились мы сколько! Вся работа находилась на грани срыва! Постоянно слышала от Белинского: “Ах, ты, конечно, опять ничего не понимаешь?!” Да, мне необходимо понимать: что и зачем делаю, а слепо идти туда-сюда, руку вверх-вниз тянуть не умею, не буду, и заставить меня трудно. Я привыкла к другому стилю работы – привыкла выстраивать спектакль, выстраивать роль, когда из одной сцены переходишь в другую, когда формируется соответствующее моменту чувство и настроение – ведь в театре я вижу всю партию целиком и проживаю ее последовательно. А на съемках мне приходилось все время исполнять какие-то отдельные фрагменты, хореографические “кусочки”: я не понимала, почему я здесь появилась, что происходило раньше, что с чем будут монтировать? Никакой логики, никакого психологического развития образа! Поэтому я требовала от Белинского: “Объясните мне, что в конце концов получится на экране?” Но Александр Аркадьевич считал, что объяснять совершенно необязательно. Конечно, это приводило к конфликтам: у Белинского – характер, но и у меня – характер!”

С Брянцевым тоже Екатерине Максимовой было непросто. То, что он предложил, оказалось очень интересно – и очень трудно! Трудно танцевать на каблуках – в классической школе этого делать не приходилось. Конечно, в училище она изучала характерный танец, но Екатерина Сергеевна его не любила, и пользовалась любым предлогом, чтобы сбежать с урока.
Во время съемок было не просто. Трудно воплотить все хореографические фантазии Брянцева: он придумал и “завернутые” ноги, и пародийно-классические па, и в пластике – множество необычных, непривычных вещей, никогда не встречавшихся классической хореографии.

<iframe width=”420″ height=”315″ src=”//www.youtube.com/embed/HBsS50MJcMk” frameborder=”0″ allowfullscreen></iframe>
Следующим фильмом с ее участием стал фильм-балет «Старое танго», где Максимова исполняла роль «травести». Фильм был снят по мотивам известной в свое время кинокомедии «Петер». В основе сюжета лежат приключения влюбленной девушки, которая переодевается юношей.

«Брянцев заставлял меня кувыркаться, стоять на голове, ползать по полу, куда-то лазать: но то, что осталось в фильме, – лишь сотая доля того, что он на самом деле задумывал, и того, что происходило на репетициях! Например, в “Старое танго” вошло двенадцать (!) вариантов того, как Петер на сервировочном столике наезжал на Лакея. Из бесконечного разнообразия попыток Петера залезть в окно (когда я карабкалась по Воришке, как по лесенке) в телебалете осталось только пять. Роль Воришки исполнял необычайно артистичный и пластически очень выразительный Гали Абайдулов. Но он страшно боялся ронять “саму Максимову”, как того требовал постановщик. А Дима его еще и подстегивал: “Что это ты так нежно? Давай посильней!”
Почти с каждой репетиции я приходила или с разбитой головой, или с разбитой спиной, или в лучшем случае с разбитым коленом. Но когда я пыталась жаловаться, объясняя, что у меня что-то болит, Брянцев заявлял, что этого не может быть, потому что у него самого вообще никогда ничего не болит! Когда я говорила, что устала, потому что иногда съемки продолжались двенадцать часов подряд, он опять меня не понимал: “Что значит – устала?!” – и все мои мольбы и жалобы повисали в воздухе. На съемочной площадке постоянно что-то не ладилось или пропадал какой-то реквизит (например, ночью из павильона вдруг таинственно исчезла огромная бронзовая статуя негра, вокруг которого танцевали Петер и Служанка). Мадам Нет, говорила, что так работать невозможно, надо съемки отменять. А Брянцев искренне удивлялся: “Зачем отменять?! Мы сейчас просто что-нибудь другое придумаем, новое!”

<iframe width=”420″ height=”315″ src=”//www.youtube.com/embed/_InpW3_rOjs” frameborder=”0″ allowfullscreen></iframe>

Вскоре Екатерине Максимовой довелось вновь вернуться к амплуа травести – на этот раз уже на театральной сцене, в балете «Гусарская баллада» в постановке Брянцева. Правда, здесь ей пришлось создавать совершенно другой характер – вспыльчивой и озорной Шуры Азаровой, девушки-гусара. В 1979 году на экране появился телефильм «Жиголо и Жиголетта», в котором Екатерина Максимова сыграла роль Стеллы, а годом позже – фильм-балет «Эти чарующие звуки» в постановке Васильева.

И вот в 1982 году в свет выходит фильм, который стал одним из самых важных в творческой судьбе балерины. Васильев поставил теле – балет «Анюта» по повести Чехова «Анна на шее». Этот спектакль был поставлен на Максимову и посвящен ей. Драматичный, сложный по партитуре – его полюбили все. И до последнего выхода на сцену – эта роль стала визитной карточкой балерины. Она любила эту партию. Максимова была поистине чеховской героиней, неповторимой. Она проживала эту роль от начала до конца. Как и прежде хореографическое и актерское мастерство Екатерины Максимовой вызвали восторг зрителей и телезрителей.

<iframe width=”420″ height=”315″ src=”//www.youtube.com/embed/YNGVgEOy5Gc” frameborder=”0″ allowfullscreen></iframe>

В 1986 году Васильев снял художественный фильм «Фуэте», где главную роль исполняла Максимова. Красивые съемки в ледяной воде Куршской Косы,  великая музыка высокой мессы Баха, история Мастера и Маргариты – все захватывает дух. Прекрасная „голгофа“ балета никогда ещё не была показана с такой силой и правдой, как в этом фильме. Муки труда и творчества огромны, почти непереносимы, смертельны. Возникает трагическое ощущение: неизбежность ухода, конца, мысль о том, какой в этом уходе найти выход. Напряжённость балетных будней показана в фильме с такой достоверностью, что один интеллигентный, но далёкий от балета зритель спросил: „Что это — хроника, документальные съёмки?“ А Валентин Гафт, один из главных героев фильма, впервые написал стихи. Это было стихотворение «Фуэте», которым заканчивался фильм.

<iframe width=”420″ height=”315″ src=”//www.youtube.com/embed/XKUPsf7oHZc” frameborder=”0″ allowfullscreen></iframe>