Большой театр

26 августа 1958 года Екатерину Максимову зачислили в балетную труппу Большого театра, как и всех выпускников – сначала в кордебалет. Но она сразу же получила небольшие сольные партии в спектаклях. А уже в 1959 молодой ленинградский балетмейстер Юрий Григорович, приглашенный в Большой для постановки балета Сергея Прокофьева «Каменный цветок», доверил ей главную женскую партию Катерины в премьерных показах. Дарование Максимовой как нельзя более соответствовало задачам балетмейстера, особое внимание уделявшего драматической составляющей образов. Она не только в совершенстве овладела сложным танцевальным рисунком, сочетающим классику с певучими, плавными движениями русского танца, но проявила редкую актерскую чуткость, неожиданную для столь юной актрисы.

Безупречная балетная форма Максимовой сочеталась с невероятным обаянием, выразительностью,  красотой линий и поз.  Маленькая, хрупкая, идеально сложенная и удивительно пластичная балерина, казалось, самой природой была предназначена для исполнения лирических партий. Но вскоре стало очевидным, что ее возможности поистине безграничны: Максимова представала технически и актерски убедительной и в лирических, и в комедийных, виртуозно-бравурных, и в трагических партиях, и в чистой классике, и в современных постановках.
Уже в 1959 году, на следующий год после окончания училища, юная балерина вместе с театром отправилась на свои первые зарубежные гастроли в США и Канаду. Отзывы о ее выступлениях были самыми восторженными! После поездки за Екатериной Максимовой надолго закрепились прозвища, данные ей американской прессой: «Маленький эльф» и «Бэби Большого балета». В том же году Максимова завоевала золотую медаль на конкурсе классического танца на Всемирном фестивале молодежи в Вене. И вновь гастроли – Китай, а в последующие два года – Дания, Норвегия, Финляндия.

В 1960 году Екатерина Максимова становится первой ученицей великой Галины Улановой, в которой она, по словам самой Максимовой, нашла

«…не только педагога, но и прекрасного человека, многому научившего в жизни и искусстве. Сила ее художественного и человеческого влияния – беспредельна» (из мемуаров Максимовой «Мадам “Нет”»

На репетициях Уланова пыталась раскрыть сущность каждого движения, смысл каждого жеста и смысл всей роли, старалась постоянно пробуждать творческую мысль, углублять внутреннюю, подсознательную работу над собой. Екатерина Сергеевна Максимова говорила, что метод, которым пользовалась Галина Уланова, в дальнейшем пригодился ей в ее собственной педагогической деятельности.

Первой партией, которую Максимова подготовила с Улановой, была Жизель, ставшая серьезным этапом в ее жизни, «экзаменом на звание балерины». В то время Максимова оказалась самой юной исполнительницей этой сложной и в техническом, и в актерском отношении роли, но ее Жизель безоговорочно признали даже самые строгие критики, отмечавшие  редкую красоту, идеальные пропорции фигуры, природный дар грации и безграничное обаяние, легкость и элегантную непринужденность в исполнении самых сложных па в сочетании с истинным артистизмом.

Многие годы в Большом театре Максимов все свои партии готовила с Галиной Улановой. Но 1980-е годы  ее педагогом стала Раиса Павловна Стручкова. Они познакомились, когда Стручкова уже была прима-балериной Большого театра, а Максимова — еще ученицей, и тогда между ними, конечно, существовала большая дистанция.

«Со временем отношения менялись — не ощущалась так разница в возрасте, пропадала разница в статусе. Значительно позднее, когда у меня в Большом наступил такой период, когда отношения с Галиной Сергеевной разладились, да и вообще в театре воцарилась настолько тяжелая атмосфера, что пропадало всякое желание что-либо делать, я всерьез задумалась: может, действительно хватит танцевать, зачем это надо?! Тогда именно Раиса Степановна своей энергией, своей убежденностью — “Ты должна, ты обязана, ты можешь!” — вдохнула в меня новые силы, новый импульс и новое желание работать. В какие-то моменты она даже против моей воли заставляла меня репетировать, просто силком тащила в зал и на сцену. Сама человек необычайно активный, “заводной”, Стручкова способна и других наполнить своей энергией, а уж готовность поддержать, прийти на помощь отличала ее всегда. Конечно, без Раисы Степановны моя танцевальная карьера закончилась бы как минимум лет на десять раньше…» (из мемуаров Максимовой «Мадам “Нет”»

Репертуар Максимовой с первых лет в Большом театре обширен и разнообразен, каждый сезон пополняется новыми партиями в классических и современных спектаклях: 1960 – Сильфида («Шопениана»), Водяница («Конек-Горбунок»), Лиззи («Тропою грома»), Коломбина («Медный всадник»); 1961 – Жанна («Пламя Парижа»), Мавка («Лесная песня»), Муза («Паганини»), Маша («Щелкунчик»), Нимфа («Спартак», постановка Л.В. Якобсона), Вакханка (хореографическая сцена «Вальпургиева ночь»); 1963 – Солистка – первая исполнительница («Класс-концерт», постановка А.М. Мессерера), принцесса Флорина – первая исполнительница в новой редакции Ю.Н. Григоровича балета «Спящая красавица»; 1964 – Золушка («Золушка», постановка Р.В. Захарова), принцесса Аврора («Спящая красавица»), Балерина – первая исполнительница редакции («Петрушка», постановка М.М. Фокина, редакция К.Ф. Боярского).

В 1965 году Максимова – идеальная лирическая балерина – неожиданно для всех блистательно выступает в бравурной партии Китри в балете Л.Ф. Минкуса «Дон Кихот». Это становится настоящим событием – виртуозное мастерство Максимовой, яркая комедийность, захватывающая и покоряющая зал невероятная энергетика танца. Критика пишет: «Что бы ни танцевала Максимова – музыка, солнце, жизнь дышат в каждом ее движении».

В 1966 – Максимова танцует Машу в премьере новой постановки «Щелкунчика». Роль созданная Юрием Григоровичем специально для Максимовой, становится настоящим шедевром, недосягаемым для последующий исполнителей партии. 

В 1968 году Юрий Григорович поставил свой самый знаменитый балет «Спартак», в котором партию Фригии, возлюбленной Спартака, он также создал специально для Екатерины Максимовой. Балетмейстер поставил перед артистами задачу воплощения глубоко трагических образов  и при этом насытил партии новыми техническими элементами, ввел в дуэты героев множество сложных поддержек и почти акробатических движений. Но для Максимовой новый сценический характер оказался столь же органичен, как и все, прежде ею созданные.

«То время, когда Григорович ставил для нас, полностью захваченных воплощением его идей, когда мы все просто жили одной жизнью, оказалось, наверное, самым интересным и плодотворным периодом моей творческой деятельности в Большом театре!» (из мемуаров Максимовой «Мадам “Нет”».

Однако непрерывный взлет резко оборвался. Крест на карьере едва не поставила травма, которую Максимова получила в 1975 году на репетиции балета «Иван Грозный». Балерина выполняла сложную верхнюю поддержку, как выходить из которой, она не знала. В результате падения, у нее, как констатировали врачи, «выскочил» позвонок. Сначала травма казалась не столь серьезной, и балерина стремилась скорее возобновить работу. Готовились съемки фильма-балета «Спартак», в котором она должна была исполнять столь удавшуюся ей роль Фригии. Но такая поспешность привела к еще более страшным последствиям. Артистка оказалась в больнице и была обречена на месяцы полной неподвижности. Врачи утверждали, что большим счастьем для Максимовой будет даже простая возможность ходить. Но эта хрупкая и изящная женщина обладала столь сильной волей и таким желанием вернуться в свою профессию, что случилось невероятное. В Кремлевской больнице, куда благодаря настойчивости мужа Владимира Васильева, ее удалось поместить, нашелся уникальны врач Владимир Лучков, который сказал, что сможет ей помочь. Через долгие каждодневные упражнения, тренировки, через боль, через преодоление отчаяния, Максимова постепенно выбиралась, “выкарабкивалась” из болезни. И произошло чудо: она вернулась к своим зрителям –10 марта 1976 года Максимова вновь вышла на сцену Большого в «Жизели».

“Весь мой первый выход шел под нескончаемые овации – музыки просто не было слышно. А во время танца в зале стояла гробовая тишина. Мне рассказывали, что в антракте люди поздравляли друг друга”.(из мемуаров Максимовой «Мадам “Нет”».

 После того как балерину приговорили к инвалидной коляске, она танцевала еще двадцать лет…